Преюдиция в гпк рф

Преюдиция в гпк рф

Верховный Суд РФ определил, что требование Ч. об опровержении содержащихся в приказах о привлечении его к дисциплинарной ответственности сведений заявлено после того, как решением военного суда гарнизона эти приказы были признаны незаконными, поскольку не подтвердились обстоятельства, послужившие основанием к их изданию. В связи с тем что указанное судебное решение имеет преюдициальное значение при разрешении спора, суд обсуждать вопрос о законности приказов не вправе, а исходя из заявленного истцом требования, он должен лишь решить, порочат ли содержащиеся в приказах сведения его честь и достоинство и были ли они распространены ответчиком. Таким образом, заявленные истцом требования об опровержении сведений, умаляющих его честь и достоинство, и о компенсации морального вреда взаимосвязаны и подлежали рассмотрению в полном объеме.

3. Преюдициальными фактами называются те факты, которые установлены вступившим в силу и не отмененным судебным постановлением. Преюдициальность может иметь полный и ограниченный характер. Преюдициальное значение в полном объеме имеют факты, установленные постановлением суда общей юрисдикции по гражданскому делу, а также постановлениями арбитражных судов. Например, преюдициальные факты имеют важное значение при рассмотрении регрессных исков. Согласно ч. 1 ст. 1081 ГК РФ лицо, возместившее вред, причиненный другим лицом (работником при исполнении им служебных, должностных или иных трудовых обязанностей, лицом, управляющим транспортным средством, и т.п.), имеет право обратного требования (регресса) к этому лицу в размере выплаченного возмещения, если иной размер не установлен законом. Принцип преюдициальности не распространяется на постановления административных органов.

ПРЕЮДИЦИЯ — СПОСОБЫ ПРЕОДОЛЕНИЯ

В указанном случае, следователь не может и не должен обращаться к вопросу, составлявшему предмет доказывания по гражданскому делу, – о законности взыскания денежных средств по договору займа, он оценивает лишь наличие признаков фальсификации доказательств (включая доказательства, не рассматривавшиеся судом по гражданскому делу) в связи с возбуждением уголовного дела по данному факту.

Поэтому в уголовном судопроизводстве результатом межотраслевой преюдиции может быть принятие судом данных только о наличии либо об отсутствии какого-либо деяния или события, установленного в порядке гражданского судопроизводства, но не его квалификация как противоправного, которая с точки зрения уголовного закона имеет место только в судопроизводстве по уголовному делу. Так решение по гражданскому делу, возлагающее гражданско-правовую ответственность на определенное лицо, не может приниматься другим судом по уголовному делу как устанавливающее виновность этого лица в совершении уголовно наказуемого деяния и в этом смысле не имеет для уголовного дела преюдициального значения. Иное являлось бы нарушением конституционных прав гражданина на признание его виновным только по обвинительному приговору суда, а также на рассмотрение его дела тем судом, к компетенции которого оно отнесено законом.

Статья 90 УПК РФ

2. При этом термин «виновность» нельзя понимать как «вину». Виновность это совершение конкретным лицом деяния, содержащего все признаки преступления, относящиеся, в частности, не только к субъективной, но и к объективной стороне преступления. То есть неверно было бы представлять данное положение ком. статьи таким образом, что ранее состоявшиеся приговор или иное судебное решение не могут предрешать лишь вопрос о вине (умысле или неосторожности) лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле, хотя и могут предрешать вопрос об обстоятельствах объективной стороны преступления.

Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором, за исключением приговора, постановленного судом в соответствии со статьей 226.9, 316 или 317.7 настоящего Кодекса, либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки. При этом такие приговор или решение не могут предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле.

Преюдиция в гражданском процессе Российской Федерации: актуальные проблемы и пути их решения

Обязанность по доказыванию всецело связана с предметом доказывания. Исключениями из обязанности по доказыванию является наличие фактов, входящих в предмет доказывания по делу, но не подлежащих доказыванию в силу прямого указания закона. К таким исключениям относятся и преюдициальные факты.

Рекомендуем прочесть:  Справка о выплаченных процентах по ипотеке

С. Ф. Афанасьев и М. С. Борисов считают, что данное положение порождает противоречие. Если следовать буквальному смыслу закона, то в случае вовлечения в процесс лиц, участвовавших и не участвовавших в ранее рассмотренном деле, первые остаются связанными преюдициальным характером установленных ранее фактов и правоотношений, а вторые могут представлять новые доказательства, выдвигать доводы в подтверждение или опровержение тех же фактов и правоотношений. Налицо существенное отклонение от принципа равноправия сторон. Такая процессуальная коллизия, по их мнению, может быть разрешена путем указания на недопустимость применения преюдициальности судебного акта при рассмотрении дела с участием новых лиц[3].

Судебная практика: понятие — преюдиции

Важное разъяснение по поводу применения принципа преюдиции дано в решении Арбитражного суда г. Москвы от 2 марта 2007 г. по делу № А40-80530/06-120-435. Суть спора в данном случает не имеет значения. Разъяснение гласит, что «указание части 2 статьи 69 АПК РФ на необходимость участия в деле тех же лиц не означает полного тождества составов заинтересованных субъектов в предшествующем процессе». В какой степени это тождество должно соблюдаться, чтобы решение имело для последующего суда преюдициальный характер – однозначно ответить невозможно.

Согласно одной, налоговые органы образуют единую централизованную систему контроля за соблюдением налогового законодательства (ст. 1, 2 Закона РФ от 21 марта 1991 г. № 943-1 «О налоговых органах Российской Федерации») и выступают не от собственного имени, а от имени государства. Поэтому решение по делу, в котором участвовали проверяемая фирма и ИФНС, имеет преюдициальное значение для УФНС в другом споре с той же фирмой. Тем самым не имеет значения, какой налоговый орган принимал участие в деле.

Преюдиция в гпк рф

8. Во вступившем в законную силу судебном приговоре могут содержаться любые обстоятельства, входящие в предмет доказывания (ст. 73 УПК) по вновь расследуемому (рассматриваемому) делу, для которого этот приговор имеет преюдициальное значение. Однако по любому из этих обстоятельств обвиняемым могут быть представлены обоснованные возражения. Таким образом, запрет на предрешение может действовать не только в отношении виновности, но и других обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела.

4. Во-вторых, преюдициальные вопросы могут возникать в тех случаях, когда в ходе производства предварительного расследования или разбирательства уголовного дела в суде выясняются факты дачи заведомо ложных свидетельских показаний, заключения эксперта, неправильного перевода, иных проявлений фальсификации доказательств. После окончания производства по такому уголовному делу прокурор возбуждает дело в отношении лжесвидетеля, эксперта или переводчика, давших заведомо ложные показания, заключение или перевод. В приговоре такие показания, заключение, перевод отвергнуты как заведомо ложные. При производстве по делу о преступлениях против правосудия данной категории этот приговор имеет доказательственное значение. Однако расследование, рассмотрение дела ведется с соблюдением всех процессуальных гарантий, какие предоставляет обвиняемому УПК. Не исключено, что впоследствии может подтвердиться правильность показаний свидетеля, заключения эксперта, перевода, признанных заведомо ложными. Таким образом, после окончания рассмотрения уголовного дела против правосудия в законную силу вступит приговор, который будет находиться в противоречии с другим приговором. Один из этих актов должен быть отменен.

Преюдиция как преграда для «заказных» уголовных дел по имущественным спорам

Несмотря на научный подход судей ВС РФ к пониманию проблемы практического применения института преюдиции, сам ВС РФ не формирует практику применения запрета следователю на вхождение в вопрос о законности перехода права на имущество при неотмененном по вновь открывшимся обстоятельствам судебном решении на основании приговора в котором установлен факт преступления против правосудия.

Конституционный суд РФ в п. 4.2 Постановления от 21.12.2011 года N 30-П указал, что факт законности перехода имущества, установленный судебным решением, является преюдициально установленным для следователя и суда вплоть до отмены решения по вновь открывшимся обстоятельствам на основании приговора, вынесенного по факту фальсификации доказательств (иного преступления против правосудия) и ст. 90 УПК РФ, не препятствует расследованию по фактам преступления против правосудия участниками процесса (подлог, фальсификация и т.д.), не являющихся предметом доказывания по гражданскому делу, но следователь НЕ МОЖЕТ И НЕ ДОЛЖЕН обращаться к вопросу составлявшему предмет доказывания по гражданскому делу – законности перехода права собственности, он оценивает лишь наличие признаков фальсификации в связи с возбуждением уголовного дела по данному факту.

Рекомендуем прочесть:  По месту прописки кого из супругов подается заявление на развод

Преюдиция в гпк рф

Присутствует мнение, что создавшаяся ситуация порождает неравные возможности участников процесса и нарушает принцип равных прав всех сторон. Участвующие в рассмотрении предыдущего дела лица связаны преюдициальностью установленных ранее правоотношений и фактов. Новые участники могут выдвигать доводы и представлять доказательства в опровержение либо подтверждение тех же правоотношений и фактов. Эту коллизию можно разрешить, если признать недопустимой преюдициальность судебного акта в ситуации, когда дело рассматривается с участием новых лиц.

Сторонники противоположной точки зрения убеждены, что запрет на повторное (дублирующее) доказывание или оспаривание уже установленных обстоятельств справедлив, так как его разрешение противоречит общему характеру допустимости обстоятельств. Для всех дел обязательно соблюдение порядка собирания, представления, а также исследования предъявленных доказательств. Несоблюдение этих требований непременно поспособствует тому, что суд признает такие доказательства недопустимыми. Кроме того, нужно учитывать, что лицо, фигурирующее в обоих процессах, не отстраняется от возможности участия в исследовании проводимых по обоим делам доказательств и может приводить свои соображения.

АДВОКАТСКИЕ ТАЙНЫ

Данный подход не только разделяется практикой арбитражных судов, но и разъяснениями Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. Так в частности, давая разъяснения «О некоторых процессуальных вопросах практики рассмотрения дел, связанных с неисполнением либо ненадлежащим исполнением договорных обязательств» в Постановлении от 23 июля 2009 г. N 57, указал что « При подготовке к судебному разбирательству дела о взыскании по договору арбитражный суд определяет круг обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дела, к которым относятся обстоятельства, свидетельствующие о заключенности и действительности договора, в том числе о соблюдении правил его заключения, о наличии полномочий на заключение договора у лиц, его подписавших. В ходе рассмотрения дела суд исследует указанные обстоятельства, которые, будучи установленными вступившим в законную силу судебным актом, не подлежат доказыванию вновь при рассмотрении иска об оспаривании договора с участием тех же лиц (часть 2 статьи 69 АПК РФ). Судам также следует иметь в виду, что независимо от состава лиц, участвующих в деле о взыскании по договору и в деле по иску об оспаривании договора, оценка, данная судом обстоятельствам, которые установлены в деле, рассмотренном ранее, учитывается судом, рассматривающим второе дело. В том случае, если суд, рассматривающий второе дело, придет к иным выводам, он должен указать соответствующие мотивы».

Комментируя данное Определение Т. Г. Морщакова указывает, что «Конституционному Суду приходится объяснять основы юридической грамотности: пока в уголовном процессе сомнения в виновности не опровергнуты (а они не опровергнуты, если есть решения компетентных в этих вопросах арбитражных и гражданских судов, подтверждающих правомерность действий), выносить обвинительный приговор нельзя. Но до сих пор органы уголовного судопроизводства считают, что они вовсе не обязаны разрешать такого рода сомнения и все эти решения можно отбросить. Это абсолютное опровержение силы судебных решений, причем решений принятых в высших инстанциях. Представляете себе соотношение законной силы решений различных судов?».

Проблема понятия преюдициального факта в контексте реформы процессуального законодательства

Итак, в арбитражной практике в отличии от судов общей юрисдикции существует два противоположных подхода к понятию преюдициального факта. Какой из указанных подходов является правильным? Безусловно, преимуществом подхода к преюдиции как к фактическим обстоятельствам является большая свобода суда в правовой оценке фактических отношений сторон, ранее установленных предыдущим судебным актом. Однако, по нашему мнению, этот подход сводит на нет значение положений ст. 69 АПК РФ и искажает саму сущность института преюдиции.

Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица (ч. 2 ст. 61).