Статья 8 конвенции право на уважение частной и семейной жизни

Содержание

Статья 8 разделена на две части. В первой — устанавливаются права, гарантируемые каждому человеку в рамках данной статьи — право на уважение его личной жизни, семейной жизни, его жилища и корреспонденции. Вторая говорит о том, что эти права не являются абсолютными и могут быть ограничены государством, но только на основании закона и в интересах, прямо перечисляемых в ней. Во второй части ст.8 указываются и те обстоятельства, при которых власти могут обоснованно оспаривать права, содержащиеся в ч.1 этой же статьи. Часть 2 ст.8 включает только те причины вмешательства, которые соответствуют закону и необходимы в демократическом обществе при преследовании одной или более законных целей и которые могут рассматриваться государством в качестве приемлемых ограничений прав каждого человека, изложенных в ст.8.

Право на уважение частной и семейной жизни по Конвенции

Дела, касающиеся гомосексуалистов и транссексуалов, имеют важное значение по двум основным причинам. Во-первых, хотя оба вида дел устанавливают общий принцип, согласно которому половая принадлежность и сексуальная деятельность подпадают под действие права на частую жизнь по пункту 1 статьи 8, они также устанавливают принцип, согласно которому государство может ограничивать осуществление этого права на основании расплывчатых соображений политики, четко не оговоренных в пункте 2. Во-вторых, хотя конвенционные органы придерживаются, по крайней мере в определенной степени, доктрины государственного невмешательства применительно к гомосексуальной проблематике, они ввели концепцию дискретного права государства, с тем чтобы ограничить доктрину позитивного обязательства государства принимать меры в отношении транссексуальной проблематики. На протяжении десятилетий после вступления Конвенции в силу Комиссия и Суд следовали тенденции либерализации, наблюдавшейся в государствах-членах Совета Европы в области гомосексуализма. Так, в одном из своих ранних заключений по проблеме гомосексуализма Комиссия объявила заявление, оспаривающее правомерность уголовного наказания за мужскую гомосексуальную деятельность, явно необоснованным 18 . Однако почти тридцать лет спустя по делу Даджен м делу Норрис Суд значительным большинством постановил, что запрещение государством гомосексуальных актов (между совершеннолетними лицами старше 21

Статья 8 конвенции право на уважение частной и семейной жизни

70. Уважение личной жизни. Телефонные прослушивания. Перехватывание телефонных сообщений, исходящих из жили­ща, «Из практики Суда с ясностью вытекает, что телефонные вызо­вы в жилище подчеркивают понятия «личная жизнь» и «корреспон­денция», предусмотренные статьей 8». (Valenzuela Contreras, 42).

Прецеденты европейского суда по правам человека руководящие принципы судебной практики, относящейся к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод Судебная практика с 1960 по 2002 г

Если заявитель представит полную картину частной и/или семейной жизни, подтвержденную доказательствами, и докажет, что его выдворение нанесет серьезный урон семейной/частной жизни, то заявитель может на этом основании получить разрешение на пребывание в стране (Discretionary Leave to Remain), которое обычно выдается сроком на три года.
Следует всегда помнить, что каждый случай индивидуален. Пограничное агентство, исходя из субъективных предпосылок, может вынести как положительное, так и отрицательное решение по делу. Более того, даже по двум одинаковым заявкам решения могут быть противоположными, принятыми на усмотрение офицера, рассматривающего каждый конкретный случай.

Статья 8 Европейской конвенции «О защите прав человека и основных свобод»: «Право на уважение частной и семейной жизни»

В деле Мелоуна против Соединенного Королевства 89 Суд рассматривал вопрос о том, имело ли законное основание для распоряжения о прослушивании телефонных разговоров. В то время телефонное прослушивание регулировалось административной практикой, подробности которой не публиковались, она не имела также специального законодательного закрепления. Суд решил, что не были достаточно точно определены рамки, в которых компетентные органы могут вести секретное прослушивание и методы, которыми они могут пользоваться при установлении прослушивания телефонных разговоров; поскольку это была административная практика, ее можно было изменить в любое время – это нарушение ст. 8.

Рекомендуем прочесть:  Договора социального найма жилого помещения образец

Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод статья 8 право на уважение частной и семейной жизни жилища и корреспонденции

Несмотря на то что зачастую подчеркивается необходимость консенсуса «относительно достижения необходимых стандартов», как правило, «общепринятый стандарт» выявляется путем сравнения правовых положений по спорному вопросу, принятых в различных странах. Например, одним из аргументов при отказе в удовлетворении жалобы Петровица (Petrovic v. Austria (1998)) выступало отсутствие законодательных положений о предоставлении пособий по уходу за ребенком отцам в значительном числе стран Европы.
Методологически такой подход вполне приемлем. Действительно, если при осуществлении правового регулирования, связанного с установлением социальных прав, большинство стран придерживается определенной правовой модели, то она тем самым становится неким общим стандартом. Проблема заключается только в том, что соблюдение этого, возникшего в процессе развития отдельных правовых систем, стандарта не вытекает из международных обязательств, принятых на себя государствами, подписавшими Конвенцию. Оно может быть только добровольным — в силу достижения консенсуса между государствами Европы или самообязывания соответствующего государства.
По этой причине представляется необходимым более строгий подход к пониманию «общепринятого стандарта». В это понятие должен вкладываться совершенно определенный и точный смысл: общепринятым стандарт в социальной сфере может считаться лишь тогда, когда все страны в результате специального соглашения либо в силу одностороннего добровольного принятия на себя соответствующих обязательств решили его соблюдать. В противном случае возможна ситуация, когда обязательства государства возникают не из международного договора, а лишь в силу того, что другие государства осуществили схожее между собой правовое регулирование в соответствующей сфере общественных отношений.
Поэтому представляется неприемлемым обоснование решения Европейского суда и формулирование соответствующих рекомендаций государству-ответчику наличием в других странах (пусть и в значительном их числе) определенной правовой модели, соответствующей, по мнению Суда, духу Конвенции.
Напомним, что речь идет о социальных правах, закрепление которых напрямую связано с экономическими и финансовыми возможностями государства. В этой области, в отличие от политических и гражданских прав, существование конкретных обязательств государства не может презюмироваться на основе общих обязательств или в силу сложившихся представлений о должном.
Приведенные соображения приводят к убеждению, что о защите социальных прав можно ставить вопрос в исключительных случаях, когда не соблюдаются требования, закрепленные в международном соглашении, ратифицированном государством-ответчиком. Например, в Конвенции Международной организации труда.
Отсутствие обязательных для соблюдения минимальных стандартов составляет основную, но не единственную трудность на пути защиты социальных прав. Необходимо упомянуть и возможность конкуренции социальных прав (или конкуренции отдельных категорий населения, которым такие права предоставляются) , и необходимость соблюдения разумного баланса между выполнением требований международных обязательств и обеспечением свободы государства при определении приоритетных задач социальной политики и выборе способов ее реализации, и вынужденное сокращение социальных прав в условиях экономических кризисов.
———————————
В этом случае суд встает перед проблемой дистрибутивного правосудия, попытки решения которой заводят в тупик: либо суд вмешивается в компетенцию законодательной или исполнительной власти, либо он не решает поставленный перед ним вопрос. См.: Цварт Т. Основные социальные права: мощный инструмент, нуждающийся в надежных руках. С. 91.

Право на уважение семейной жизни и его защита Европейским судом по правам человека

Как правило, в юридической литературе понятие «частная жизнь» включает максимально широкий круг отношений. В структуру этих отношений входят сведения, касающиеся не только служебной деятельности человека, но и личных сведений. Вопрос разглашения таких сведений каждый решает самостоятельно, и они не должны подлежать прямому государственному контролю. На практике подобная неопределенность объекта правоотношения может привести к его произвольному толкованию, неоправданному ограничению или расширению его смысла. Ряд исследователей делают попытку определить юридическое содержание понятия «частная жизнь», анализируя международные акты и решая вопрос о том, охватывает ли указанный термин семейную жизнь, предполагает ли неприкосновенность жилища, тайну переписки, включает ли в себя честь и репутацию, посягательства на которые считаются недопустимыми. Как отмечает П. А. Лаптев, ответ на этот вопрос дает практика. Европейский суд по правам человека в своих решениях по различным вопросам, относящимся к семейной жизни, жилищу и так называемой частной информации, рассматривал последние под углом зрения ст. 8 Конвенции 1950 г., т. е. эти вопросы есть составная часть частной жизни — самостоятельного права граждан . ——————————— См.: Тарло Е. Г. Право на частную жизнь в России // Закон. 2007. N 3.

Частная жизнь в свете Конвенции о защите прав человека и основных свобод

Право уважения к корреспонденции подразумевает соблюдение права (невмешательство, отсутствие цензуры) на любого рода коммуникации (связи) с другими лицами. ЕСПЧ трактует понятие «корреспонденция» расширительно. Оно охватывает не только почтовые и пересылаемые по другим каналам связи письма, документы, материалы, но и телефонные переговоры, онлайн-общение. Суд гибко подходит к трактовке этого понятия и по мере появления новых технологий распространяет его и на них.

Статья 8 Конвенции о правах человека (ЕСПЧ) — комментарий юриста

По делу заявительница в своем обращении в Европейский Суд жаловалась, в частности, на то, что решение властей Латвии о ее высылке из страны представляет собой нарушение ее права на уважение личной и семейной жизни, предусмотренного статьей 8 Конвенции, и на то, что власти Латвии, отказавшись легализовать ее пребывание в стране, нарушили ее право на личную и семейную жизнь. Суд, изучив все обстоятельства дела, включая действия самой заявительницы и меры, предложенные властями Латвии для урегулирования статуса заявительницы в стране, постановил, что спор, лежащий в основе настоящего дела, урегулирован, и решил исключить жалобу из списка подлежащих рассмотрению дел и прекратить производство по делу (Источник аннотации: Права человека. Практика Европейского Суда по правам человека, 2008. N 6).

Рекомендуем прочесть:  Сколько можно без прописки находиться в москве

Архив меток: уважение семейной жизни

Если Суд приходит к заключению, что вмешательство в право, защищаемое в соответствии с первым пунктом Статьи 8, отсутствовало, анализ не завершается. Наоборот, Суд устанавливает, возложено ли на государство-участника Конвенции позитивное обязательство относительно принятия мер по обеспечению выполнения им своих действий согласно Конвенции. Соответственно, задается такой вопрос:

Ивана Роанья Защита права на уважение частной и семейной жизни в рамках Европейской конвенции о защите прав человека Пособия по правам человека Совета Европы

В процессе исследования прецедентной практики Европейского суда по правам человека определены особенности и актуальные проблемы толкования им понятий «частная жизнь», «семейная жизнь», «жилище» и «корреспонденция». Определено соотношение между правовой позицией ЕСПЧ по ст. 8 ЕКПЧ и позитивными обязательствами государств-членов Совета Европы по обеспечению соответствующих прав. Проанализированные постановления включают в себя как дела по жалобам против Российской Федерации, так и против других государств-участников Европейской конвенции с тем, чтобы предупредить возможное вынесение решения ЕСПЧ не в пользу Российской Федерации.

Международно-правовая защита права на уважение частной и семейной жизни и неприкосновенность жилища и корреспонденции (на примере судебной практики европейского суда по правам человека)

Мгновенный вывод войск с Украины, лидеров сепаратистов придется забрать и на поселение на Дальний Восток.
Отдам сразу Японии ее острова.
Извинюсь перед народом за то, что предшественник душил страну руками спецслужб и олигархов.
Мир с Америкой и Европой. Развитие энергетики, Освоение Луны и России,

Статья 8 конвенции право на уважение частной и семейной жизни

Формулировка рассматриваемого положения Конвенции о защите прав человека и основных свобод носит уникальный характер. В то время как ст. 10 провозглашает «право на свободу выражения своего мнения», а ст. 11 — «право на свободу мирных собраний», в ст. 8 прямо не указаны какие-либо действия, подлежащие защите. В ней говорится о праве на «уважение. личной и семейной жизни». По мнению М. Джениса, Р. Кэйя и Э. Бредли , выбор такой формулировки явно свидетельствует о намерении авторов сохранить за договаривающимися государствами достаточную свободу действий по регулированию личных и семейных отношений. Во время разработки п. 1 ст. 8 характер защиты прав изменился с «неприкосновенности» на «уважение», что явно ослабило степень обеспечиваемой защиты. Однако эволюция прецедентного права по Европейской конвенции показала, что гибкость, присущая термину «уважение», позволяет защите развиваться и, несмотря ни на что, реагировать на происходящие изменения в обществе. В связи со ст. 8 часто поднимается основной вопрос: представляет ли собой защита просто запрещение вмешательства со стороны государства или она дает лицу право требовать позитивной защиты от своего государства? Доктрина невмешательства со стороны государства в том, что касается ст. 8, четко закреплена в праве на неприкосновенность частной жизни. В демократическом обществе индивид имеет право на повседневную жизнь без надзора или контроля за его деятельностью со стороны государства. В своем решении по делу Эйри Суд подтвердил главную обязанность государства воздерживаться от вмешательства, заявив, что цель ст. 8 заключается «преимущественно в защите индивида от произвольного вмешательства со стороны публичных органов» . Тем не менее конвенционные органы наиболее часто ссылаются на принцип невмешательства именно в области личностных отношений. По крайней мере в отношении совершеннолетних Комиссия и Суд в целом придерживаются мнения о том, что факт вмешательства в осуществление права на частную или семейную жизнь отсутствует, если государство не вмешивается в ее существование де-факто и в ее повседневное течение. Например, по делу Джонстон и другие, касавшемуся отсутствия в ирландском праве норм, закрепляющих право на развод, и норм, признающих семейную жизнь вне брака после расторжения брака одной из сторон и третьего лица, Суд постановил, что нельзя рассматривать ст. 8 таким образом. Она возлагает на него обязательство принять меры, разрешающие развод и вступление в новый брак .

КАК ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА ПОНИМАЕТ ЧАСТНУЮ И СЕМЕЙНУЮ ЖИЗНЬ

(b) призвал власти Германии и заявителя в течение шести месяцев после вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции представить свои письменные замечания по этому вопросу и, в частности, уведомить Европейский Суд о соглашении, которое они могут достичь;

Статья 8 конвенции право на уважение частной и семейной жизни

ЕСПЧ, рассмотрев настоящую жалобу, также не обнаружил нарушения статьи 8 (право на уважение частной и семейной жизни) Европейской конвенции по правам человека. Данное решение не является окончательным, и в течение трех месяцев после его вынесения стороны могут просить о передаче дела на рассмотрение Большой палаты ЕСПЧ.

ЕСПЧ: права принцессы Монако на уважение частной жизни не нарушались