Семья в древнем риме специфика древнеримского семейного права

Понятие агнатского и когнатского родства.
Юристы классического периода относили правовой строй римской семьи к числу специфически римских правовых институтов. И действительно, только римский гражданин, вступив в римский брак, мог основать римскую семью. Основные черты семейного строя были выражены в семейном праве с исключительной законченностью и последовательностью.
В древнейший период в состав римской семьи (familia) кроме ее главы (pater familias) входили жена, дети, жены сыновей, внуки, правнуки. Семья — это не только совокупность свободных лиц, но и рабов, зависимых, имущества, принадлежащих ее главе. Об этом Ульпиан писал: «Мы видели, как понимается термин «familia», а именно — как совокупность вещей и как совокупность людей» (Д.50.16.195).
Глава семьи — домовладыка — обладал широкой личной и имущественной властью в отношении жены и детей: правом жизни и смерти, продажи в рабство и телесных наказаний, изгнания из дома. Он распоряжался семейным имуществом. Против его воли никто не мог ни войти в семью, ни выйти из нее. Только признание отцом новорожденного своим ребенком превращало последнего в члена семьи. Домовладыка был вправе даже выбросить родившегося уродца (в классическом и постклассическом периодах сохранилось право выбрасывать детей, родившихся с деформированными органами и нежизнеспособных (Д. 1.5.14)).
Первоначально власть главы семьи над всеми ее членами обозначалась термином manus — буквально «рука». Затем стали говорить о власти над женой — manus mariti — и власти над детьми, рожденными в законном браке — patria potestas. Только домовладыка являлся лицом своего права (persona sui juris). Другие же члены семьи были лицами чужого права (persona alieni juris), т.е. лицами, подчиненными pater familias. Все они, будучи подчинены власти одного и того же домовладыки, именовались агнатами (agnati), то есть родичами по власти. Это означало, что за гражданские правонарушения подвластных отвечал отец. Родство определялось подчинением власти одного и того же домовладыки.
Родственники по крови, не входившие в состав семьи, в том числе свободные от власти домовладыки дети, составляли когнатическое родст­во (cognati). Так, сын, получивший самостоятельность, терял прежнее агнатическое родство и становился когнатом семьи своего отца. Также и дочь, вышедшая замуж, становилась когнаткой своей бывшей семьи, но она, ее дети, приобретали агнатическое родство новой семьи — семьи мужа. По мере ослабления патриархальных устоев семьи все большее фактическое и юридическое значение приобретало когнатическое родство.
Домовладыка был вправе манципировать своих подвластных третьим лицам. За гражданские правонарушения сородичей глава семьи мог продать подвластного ему сына и других лиц чужого права. Единственное ограничение, установленное, по преданию, Ромулом и затем подтвержденное XII таблицами, заключалось в том, что отец под страхом лишения отцовской власти не мог продавать подвластного сына более трех раз. Домовладыка имел право наказывать детей, в отношении которых он обладал пра­вом жизни и смерти. Но в период империи право отца убить подвластного сына уже ограничивается. Государственная власть в лице императора стоя­ла на той позиции, что целью наказания, применяемого домовладыкой, должно быть надлежащее воспитание, принуждение к дисциплине, а не что-либо иное.
Правовая сущность брака.
Не всякая семья, не всякие родственного характера отношения мужчины и женщины признавались по римскому праву браком, рождающим правовые последствия и связан­ным с признаваемыми законом взаимоотношениями участников этого союза. Брак (mafrimonium) — «союз мужчины и женщины, соединение всей жизни, общность божественного и человеческого права». В этом общем понимании, сформулированном классическим юристом Модестином, отразилось подчинение регулирования брачно-семейных связей правовым нормам двоякого происхождения: как проявление требований «человеческого права» брачный союз подчиняется установлениям гражданского права (в равной степени публичного и частного), как проявление требований «божественного права» брачный союз должен отвечать высшим предписующим требованиям морального и религиозного характера, предпосланным человеческого праву. В канонах римской юридической культуры брак не был только частным делом, еще меньше — отношениями только в рамках частного права: люди не властны сами и по собственной прихоти предопределять, каким должен быть брак, чему в нем можно следовать и чего избегать.
Неоднозначное правовое происхождение института брака в це­лом определило сложность его юридической конструкции в римском пра­ве. Брак характеризуется
(1) взаимностью, в него вступают два партне­ра, не имея в виду безусловного равенства при этом;
(2) состоянием физической зрелости и наличием определенных сексуальных качеств партнеров: не отвечает своему предназначению и не может рассматриваться в качестве такового «брак» между людьми одного пола либо с неопределенными половыми признаками, а также между партнерами несоответствующего традиционным представлениям возраста;
(3) согласием партнера, выраженным лично или его законным представителем: брак не может и не должен заключаться по принуждению (Libera matrimonia esse), равно как вступление в брак не может быть предметом никаких категорических распоряжений или предписаний должностных лиц, публичной власти и т.п.;
(4) наличием поповой связи между партнерами в браке: брак, при котором сексуальные отношения заранее исключаются или стороны отказываются от таких, не может считаться действительным;
(5) стремлением партнеров заключить именно брачный союз: не могут служить предпосылкой к признанию брака только сексуальные отношения;
(6) постоянной совместной жизнью супругов, или, во всяком случае стремлением к таковой: партнеры в браке имеют единое местожительство, ведут общее хозяйство и т.п. Отсутствие любого из означенных условий ставит под сомнение правовой смысл брачного союза, переводит отношения мужчины и женщины в другое качество либо служит основанием для признания брака недействительным.
Правовой предпосылкой для заключения брака было предполагаемое jus conubii в лице, которое вступало в него. Это право было также различным в зависимости от правового качества партнеров. Правильным браком (nuptiae) признавался союз, заключенный мужчиной и женщиной одного правового качества; этот брак заключался в специальных, признанных законами формах, этот брак рождал все предусмотренные правом личного и имущественного характера последствия для супругов. Неправильным браком (matrimonium), или вообще брачным союзом, признавался союз между партнерами разного права (между римлянином и женщиной другого гражданства, между перегринами и т.п.); этот брак рождал все правовые последствия для супругов, но не в соответствии с предписаниями цивильного права. Наконец, брачное сожительство (contubemnim) как бы оформлялось, когда супруги не обладали необходимыми личными правовыми качествами для признания их семейного союза правом; необходимо было только то, чтобы это сожительство было постоянно и характеризовалось наличием как бы семейных отношений — последнее отличало брачное сожительство от случайной или временной половой связи (adulterium), которая при определенных обстоятельствах могла квалифицироваться даже как уголовное преступление.
Для признания их союза правовым браком партнеры-супруги должны были обладать соответствующими личными и социальными качествами. Не все вообще лица, предполагалось, могли заключать браки: несовершеннолетние, безумные, кастраты, рабы исключались из возможных партнеров по брачному союзу. При всех правовых качествах брака партнеры должны были находиться в подобающем для заключеия брака возрасте: мужчины (pubes) иметь не менее 14 лет от роду, женщины быть в возрасте, определяемом половой зрелостью (viripotens), т.е. старше 13 лет (в классическую эпоху —12 лет). До достижения возраста в 60 лет для мужчин и 55— для женщин брак полагался для них обязательно-благожелательным институтом, после наступления старческого возраста заключение брачного союза рассматривалось в качестве предосудительного; в эпоху рецепции римского права заключение брака после 80 лет считалось достаточной причиной для ничтожности этого союза в правовом смысле. Не мог признаваться в качестве брака союз между лицами несоответствующего социального уровня (например, между сенатором и артисткой, между магистратом и женщиной, подпадающей под его должностную власть). При намерении вступить в брак следовало учитывать религиозные различия возможных партнеров: правовой брак может, заключен быть только между лицами единой религии и по правилам одной религиозной процедуры. Кровнородственные связи также были препятствием для заключения брака — правда, в дохристианскую эпоху круг запрещенных для брака степеней был существенно уже, нежели в христианскую.
Заключение и прекращение брака.
Собственно заключение брака распадается на два раздельных в своем правовом значении» события: обручение и собственно брачная церемония. Эти события могли следовать одно за другим непосредственно по времени, но могли быть и отдалены друг от друга даже несколькими годами. Обручение обязательно предшествует браку: одновременность делает ничтожными оба события и весь брак в целом. Во время обручения предполагаемые будущие брачные партнеры выражают намерение заключить между ними: брак и, как свидетельство серьезности намерений, обмениваются подарками подобающей социальному уровню партнеров стоимости; обручение может быть совершено и представителями будущих супругов — их родителями, опекунами и т.д. Обмен подарками придавал обручению некий вид частноправовой сделки. Факт обручения, брачные намере­ния и факт обмена подарками закреплялся специальными письменными документами (в более раннее время — присутствием свидетелей-гостей). Обручение не было еще завершенной процедурой заключения брачного союза: обручение можно было расторгнуть как по взаимному согласию, так и в порядке судебной процедуры как отказ от обязательства. Такое расторжение не считалось разводом и не могло в дальней­шем служить препятствием к заключению других браков партнерами. Однако материальный ущерб, возникший в результате несостоявшего­ся обручения (расход на прием гостей, подарки и т.п.) должен был воз­мещаться. Претензии по поводу морального ущерба в связи с несосто­явшимся браком не принимались.
Основным моментом собственно заключения брака, рождавшим все предусмотренные правом последствия личного и имущественного характера, признавался увод жены в дом мужа’, все другие обрядовые процедуры только символизировали заключение брака, но не считались формальными условиями наступления брачных связей. Привод жены в дом уже создавал основания для последующих возможных имущественных притязаний, хотя бы между супругами не последовало никаких сверх того отношений на тот момент (собственно, положение о том, рождается ли брак единственно соитием или же стремлением к браку, оформилось в дискуссии римских правоведов по поводу действительности брака вследствие нахождения только в доме мужа, либо необходимо было пребывание в брачной комнате).
Правильный римский брак (в классическую эпоху) мог заключаться в двух специфических формах: обрядовой (cum manu mariti) и неформальной (sine manu mariti). Первая форма заключения брака предполагала либо религиозную процедуру символического провозглашения брачного союза с последующим его освящением, либо символическую покупку жены от полноправного ее прежнего домовладыки, либо признание брака по истечению давности пребывания жены в доме супруга в течение 1 года без каких-либо претензий со стороны ее родственников; все эти виды были историческими и тесно связанными с сословно-патрицианским браком древнейшей поры. Вторая форма заключения брака предполагала заключение специального брачного соглашения и привод жены в дом мужа. Различия в этих двух формах были существенны для имущественных отношений в семье и для судьбы женщины в случае прекращения брака. В христианскую эпоху заключение брака стало проходить посредством церковной процедуры, но все другие требования к оформлению брачного союза сохранились.
Прекращался брак, заключенный по всем требованиям права, также только по правовым основаниям. Такими были смерть супруга, заявление об отказе от брачного союза — развод, утрата супругом его гражданского правового качества в связи с изменением сословного положения (тем более — утратой свободы) или изменением гражданства. Римский брак допускал развод супругов (в христианскую эпоху развод постепенно был запрещен, а основания к прекращению брака определялись уже в преимущественной степени требованиями церковного права). Оформить развод можно было только в отношении ранее действительного и прошлого брака, нельзя было требовать развода в отношении неправового брачного союза либо еще не оформленного должным образом. Процедура развода зависела от форм заключения брака, но в любом случае она выражала отказ одного из супругов от продолжения брака и претензию его на личную и имущественную самостоятельность. Расторжение брака сопровождалось выяснением причин развода, и виновная сторона несла имущественные санкции в виде потери своего добрачного имущества или штрафов.
Допускался повторный брак, но не ранее истечения 10 месяцев с момента прекращения предыдущего, причем здесь не имела значения причина прекращения прошлого брака. Но требование о 10 месяцах так­же не было абсолютным и допускало уменьшение срока «пристойности».
Личные и имущественные отношения супругов.
Действительный брачный союз предполагал взаимные права и обязанности супругов как личного, так и имущественного характера. Неравенство партнеров внутри римского брака выражалось в том, что на жену приходились по преимуществу требования обязательного характера, тогда как мужу предоставлялись значительные права в отношении жены.
Жена в правильном браке следовала сословному и гражданскому положению своего мужа. Ее внутрисемейный статус был подчиненным: она приравнивалась как бы к дочери, а муж приобретал над нею власть домовладыки. Жена не могла жить одна, реципированное право прямо ввело в обиход требование об обязательности ее следовать местожительству своего мужа. Муж имел право заставить жену жить в своем доме, прибегнув для этого или к насильственным действиям, или к помощи властей. Жена обязывалась к домашним работам, к поддержанию дома в состоянии, отвечающем сословному положению семьи (т.е. ее невыполнение этих требований делало причину развода уважительной и для нее влекущей штрафные последствия). Супруги (и муж в том числе) обязаны были поддерживать нормальные отношения в семье как личного, так и сексуального свойства. Отказ в выполнении супружеского долга, прелюбодеяние жены (измена мужа трактовалась римским правом ограничительно — наравне с двоеженством) также считались основаниями для требования о прекращении брака. Прелюбодеяние жены могло караться домашней саморасправой, на которую имели право муж и отец жены (но только второй имел право полностью безнаказанно убить нарушительницу супружеских устоев).
Имущественные отношения супругов различались в зависимости от формы заключения брака по римскому праву. При заключении брака в обрядовой форме (cum manu) все имущество жены и ее, условно, рабочая сила с абсолютностью переходили к мужу, он имел право виндикации на любое принадлежащее жене имущество как полноправный собственник даже в отношении ее прежней семьи. Все возможные приобретения в это имущество (как до, так и после брака) переходили мужу Он имел полное право по распоряжению имуществами жены, при том, что родственники ее не могли в это вмешиваться. Известным вознаграждением жене за такое лишение ее собственнических прав было предоставление ей прав на наследование в качестве агнатической родственницы. При заключении брака посредством брачного соглашения (sine manu) в семье действовал принцип раздельности имуществ супругов. Управление и распоряжение доходами с имущества жены принадлежало мужу, но отчуждать эти имущества муж не имел права без специального разрешения супруги либо ее прежнего домовладыки. Прежние родственники имели право не только предъявить мужу требования о восстановлении имущества, но даже иски по поводу злоупотреблений в управлении им. Но и жена не могла (как не обладающая jus commercii) никоим образом самостоятельно распоряжаться этими имуществами в хозяйственном отношении. Супругам запрещались при этой форме заключения брака взаимные дарения (имелись в виду, конечно, прежде всего, дарения мужу). За женой сохранялось пассивное право выступать участницей цивильного оборота: дарить, занимать, участвовать в управлении имуществами, наследовать другие имущества. Ответственность возлагалась также на супругов раздельно, за исключением случаев конфискации имуществ по уголовным преступлениям.
Независимо от формы заключения брака на особом правовом положении находились две категории брачных имуществ: приданое и брачные дары.
Приданое (dos) представляло материальный дар супругу со стороны семьи жены для возмещения его расходов в браке по содержанию супруги. Передача приданого, как правило, составляла особый обрядовый акт либо оформлялось особым документом отдельно от событий заключения брака. Считалось, что сохранение приданого в целости — в интересах не только семьи, но и сообщества. Поэтому римское право строго придерживалось принципа определения имущества как приданого в качестве постоянного: оно не могло быть заменено другим, даже большей стоимости или ценности, не могло изменять своего статуса. В течение брака приданое признавалось во власти мужа, фактически он был его пользователем: имел право на все доходы, но нес издержки по управлению и обязывался к возмещению ущерба. Документ о передаче приданого должен был содержать условия и оговорки относительно судьбы приданого при прекращении брака (идет ли оно после смерти жены мужу, после смерти мужа — жене, пределы возможных вычетов из стоимости приданого и т.п.). Приданое категорически воспрещалось отчуждать в течение брака. При разводе судьба приданого зависела от признания той или другой стороны виновной в этом; в этом же случае приданое пользовалось некоторыми привилегиями во взысканиях со стороны кредиторов.
Брачные дары (dos propter nuptias) представляли как бы «антиприданое», это был подарок жене от мужа соответственно с их общественным положением в ходе заключения брака, которым супруга как бы обеспечивалась на случай вдовства. Делать брачные дары требовали правила общественного приличия, хотя стороны не могли заявлять претензии об отсутствии таковых. Основным условием для признания брачного дара в качестве такового было поднесение его строго до заключения брака, но не в связи с обручением (дары по поводу обручения имели специальное положение, при незаключении брака или при его прекращении они не возвращались).
Отношения между родителями и детьми.
Специфический институт именно римского семейного права составляла так называемая отцовская власть домовладыки в отношении подвластных детей (patria potestas pater familiae). Как отмечали сами римские юристы, «ни один народ не имеет такой власти над детьми, как римляне». Исключи­тельность положения детей определялась двумя обстоятельствами: они не только были в чисто семейной по основаниям власти родителя, но и состояли «под властью» особого рода, которой предполагались дополнительные правовые возможности родителя по отношению к детям.
По римскому праву родительская власть над детьми принадлежа­ла только отцу и только в отношении детей из правильного брака; объем власти в отношении усыновленных был несколько иным. Внебрачные дети не пользовались особым статусом: власть над ними считалась принадлежащей тому родителю, кто своим поведением демонстрировал брак. Власть отца семейства предполагала следующие права в отношении детей:
1) право распоряжаться жизнью ребенка в любом возрасте до достижения им совершеннолетия, но это право регулировалось нравами и обычаями, а также требовало участия семейного совета;
2) право оставить новорожденного безнадзорным (это право отмирает только с христианской эпохой);
3) право-обязанность отвечать за правонарушения, совершенные детьми; ответственность могла быть личной или же отцу предоставлялось право выдать ребенка истцу головой;
4) право продать сына или дочь в рабство — в силу имущественных интересов семьи или в наказание; однако эта продажа не была длительной, а также не могла (в древнейшую эпоху) осуществляться более 3 раз;
5) право на виндикационный иск в отношении лиц удерживающих его детей (таким образом, похищение детей приравнивалось к краже собственности с соответствующими последствиями).
Дети, в общем принципе, не обладали до своего освобождения из-под власти отца — домовладыки никаким самостоятельным имуществом. Однако признавались исключения, вызванные требованиями публичного правопорядка. Так, все приобретенное подвластным сыном на войне считалось только его личной собственностью. На таком же положении были приобретения на гражданской службе. Самостоятельным имуществом детей (как дочерей, так и сыновей) Считалось то, что получено по наследству от матери или из ее семьи.
Отцовская власть над детьми прекращалась только со смертью домовладыки или посредством особого высвобождения из-под власти. Высвобождение было или добровольным актом домовладыки (manumissio), который приравнивался по форме к освобождению раба на свободу; или принудительно-правовым (за нарушения обязанностей родителя в отношении детей, троекратную продажу в рабство, при утрате родителем своего статуса); или по силе частного права (сын имел право выкупиться из-под власти — или реально, или путем символического судебного процесса, если отец отказывал в добровольной manumissio). Дочери ни в коем случае не приобретали личной и имущественной самостоятельности: они могли толь­ко перейти под власть другого домовладыки — их брата, племянника, не говоря уже о старших родственниках.

Рекомендуем прочесть:  Как подать на алименты родителям на детей

Семейное право в Древнем Риме 2

Основным моментом собственно заключения брака, рождавшим все предусмотренные правом последствия личного и имущественного характера, признавался увод жены в дом мужа’, все другие обрядовые процедуры только символизировали заключение брака, но не считались формальными условиями наступления брачных связей. Привод жены в дом уже создавал основания для последующих возможных имущественных притязаний, хотя бы между супругами не последовало никаких сверх того отношений на тот момент (собственно, положение о том, рождается ли брак единственно соитием или же стремлением к браку, оформилось в дискуссии римских правоведов по поводу действительности брака вследствие нахождения только в доме мужа, либо необходимо было пребывание в брачной комнате).

Семейное право в Древнем Риме

Следует отметить, что как приданое, так и подарок мужа жене исполняли роль стимула к сохранению брака (или, во всяком случае, к тому, чтобы не быть виновным в его прекращении). Так, если брак прекращался вследствие смерти или вины мужа, приданое и подарок мужа оставались у жены. То и другое имело в римском праве специальную и детальную регламентацию.

Семейное право в Древнем Риме (стр

Помимо отношений между супругами, а также родителями и детьми, римское право регулировало иные семейные отношения, в частности опеки и попечительства. Римское право различало эти понятия по целям установления данных видов правоотношений: если опека устанавливалась над несовершеннолетними лицами в целях защиты их прав и законных интересов, то попечительство устанавливалось в только отношении совершеннолетних лиц, которые по каким-либо причинам не могли самостоятельно управлять или распоряжаться своим имуществом.

Брак и — семья в — Древнем Риме

Следует еще сказать, что передача манципируемой вещи происходила в торжественной форме, в присутствии 5-ти свидетелей, весодержателя с весами и медью и т.д. Последнее указывает на то, что обряд манципации возник до появления чеканной монеты — асса, но медь в определенном сторонами весе уже фигурировала в качестве общего эквивалента. Формальности же служили запоминанию сделки, если когда-нибудь, в будущем времени, возникает связанный с ней спор о собственности.

Рекомендуем прочесть:  Гпк заявления и ходатайства

Семья в древнем риме специфика древнеримского семейного права

Другим видом опеки было попечительство (cura) – забота. Попечитель­ство устанавливалось (см. рис. 4) в отношении тех лиц, которые, будучи полно­властными, не имели физической возможности управлять и распо­ряжаться сво­им имуществом, и особенно в тех случаях, когда обнаружива­лось имущество, временно лишенное собственника. Попечитель назначал­ся и в том случае, когда опекун почему-либо не мог исполнять свои обя­занности, в том числе временно, либо, будучи назначен по завещанию, ис­полнял свои обязанности плохо, неумело, небрежно. Различие между опе­куном и попечителем состояло в том, что опекун совершал сделки в инте­ре­сах опекаемого, а попечитель лишь выражал согласие на совершение сде­лок. Опека и попечительство рас­­сматривались как право и обязанность. Целью этих правовых институтов явля­лось восполнение недостатков дееспособности полностью или частично недееспособных лиц.

Семейное право в древнем риме

Самым общим образом и сугубо в предварительном порядке брак можно определить как союз мужчины и женщины с целью совместного воспитания потомства и ведения общего хозяйства. Браки бывают моногамные (союз одного мужа и одной жены), полигамные (допускающие наличия двух и более жен); до сих пор встречаются браки полиандрические (основанные на многомужестве). Римскому праву был известен только моногамный брак. Но формы и основания заключения этого брака, принципы регулирования отношений супругов изменялись в течение сравнительно короткого периода времени настолько существенно, что это должно стать предметом более тщательного изучения.

Патриархальная семья в Древнем Риме

12. Заключению брака у римлян предшествует сговор. Известно, что минималь­ный брачный возраст для невесты составлял 12 лет, для жениха — 14 лет. Име­ло ли значение, какой должен быть возраст контрагентов при сговоре? Обяза­тельно ли присутствие при сговоре жениха и невесты?

Занятие 2

Виндикационный иск – legatum per vindicationem Завещательный отказ , оформляемый посредством домнации- legatum per danationem Завещательный отказ , приобретаемый посредством дозволения – legatum sinendi modo Завещательный отказ посредством предварительного выделения части имущества не посредственно легетарию –– legatum per preeceptionem

Особенности наследственного права в Древнем Риме Общие

Когнатическое родство возникало с переходом агната (агнатки) в другую семью или с выделом из семьи. Так, дочь домовладыки, вышедшая замуж, подпадала под власть мужа (или свекра, если он был) и становилась когнаткой в отношении своей кровнородственной семьи. Когнатом становился и сын, выделившийся из семьи (с разрешения отца). Напротив, усыновленный и тем самым

Брачно-семейное право в Древнем Риме

1) Агнатическое и когнатическое родство Агнаты – то родственники, соединенные родством лиц мужского пола, т.е. лица. Которые состояли под властью домовладыки. = Родственники по закону. Когнаты – это кровные родственники по прямой и боковой линиям. Из когнатов формировался семейный совет, который давал советы главе семье. = Родственники по крови. Законы XII таблиц строго разграничивали агнатское родство, связанное с нахождением под властью отца- домовладыки и распространявшееся на лиц мужского пола.

Вебинар по римскому праву Семейное право в Древнем Риме Старший преподаватель ЮФ ТУСУР Суслов А

Римское наследственное право (т.е. регулирование порядка перехода прав и обязанностей частноправового характера после умершего к другим лицам) самым тесным образом было взаимосвязано с понятием римской семьи и институтами семейного права. Эта историческая связь была настолько значительной, что позволяла отдельным правоведам делать заключение о том, что все коренные принципы римского наследственного права черпают свое основание не в естественном праве (которое должно побуждать отца обеспечить своих детей и близких после своей смерти), но в публично-правовых предписаниях, которые, прежде всего, имели бы в виду интересы сохранения семейного организма и взаимных прав и обязанностей членов римской семьи. Общая историческая эволюция принципов римского наследственного права характеризовалась движением от занятия правового статуса наследодателя в рамках римской семьи во всем объеме предполагаемых полномочий к восприятию прав в имущественно-правовой сфере. Однако первое начало сохранилось надолго, представляло главную специфическую особенность наследования в римской юридической, традиции и предопределило общее понятие о наследстве и содержании связанных с ним прав, присущее римскому частному праву.

ОСОБЕННОСТИ НАСЛЕДСТВЕННОГО ПРАВА В ДРЕВНЕМ РИМЕ

Согласно традиционной версии, для их составления была создана первоначальная комиссия из 10 патрициев(децимвиры), подготовившая законы на десяти таблицах, текст которых не удовлетворил плебейское население Рима. В результате острого политического конфликта была создана новая комиссия децемвиров, состоявшая как из патрициев, так и из плебеев, дополнившая первоначальный текст еще двумя таблицами.

Семья в древнем риме специфика древнеримского семейного права

Велико в древнеримской культуре значение права, изучение, комментирование и разработка которого считалась делом, достойным всяческого уважения. Хорошее юридическое образование, получаемое в специальных школах, могло открыть путь в высшие сословия людям, по происхождению к ним не принадлежавшим; наиболее известным примером может служить Цицерон. В течение многих столетий римские юристы разрабатывали и совершенствовали право, приспосабливая его к реальным потребностям жизни; римское право стало образцом для последующих законотворцев, легло в основу Кодекса Наполеона и ряда других нормативных документов Нового и Новейшего времени.
О древнейшем римском праве практически нам ничего не известно. От «царских законов» до нас дошли лишь скудные отрывки, трактующие сакральное право. Основой всего дальнейшего развития права признавались Законы XII таблиц, составленных в 451—450 гг. до н.э. Уважение римлян к этим законам отчасти обусловливалось их общим консерватизмом, культом «нравов предков», отчасти тем обстоятельством, что некие основы римской гражданской общины, на базе которых они сложились, при всех модификациях продолжали жить до полного разложения античного мира и его культуры. Законы XII таблиц содержали и ряд элементов обычного права, присущих другим стадиально близким народам.
Вместе с тем Законы XII таблиц уже отличались рядом специфических для римской гражданской общины черт, сохранявших свое значение на всех стадиях эволюции римского права. Прежде всего это положения, касающиеся аграрных отношений, согласно которым гражданская община продолжала оставаться верховным собственником земли и контролировала распоряжение ею. Показательно также право приобретения земли в результате двухлетнего пользования ею; оно продолжало действовать на всем протяжении римской истории. Владеть землей на территории Рима мог только римский гражданин, отсюда и формула «мое по квиритскому праву», и неразрывная связь гражданства и землевладения.
Забота общины о хорошей обработке земли сказывалась и на особом строе римской фамилии, по словам самих римлян, не имевшей аналогии ни у каких других народов. Ее особенность, как известно, состояла в исключительном праве отца на все принадлежавшие фамилии ресурсы: недвижимое и движимое имущество и находящихся под его властью людей — жену, сыновей с их женами и детьми, рабов. Он произвольно мог распоряжаться их рабочей силой, мог их сдать в наем, продать, покарать вплоть до предания смерти, хотя обычай требовал в таких случаях семейного суда. Обычно полагают, что такая власть отца над всеми ресурсами фамилии обеспечивала наиболее эффективную обработку земли в трудных для земледелия условиях Древнего Рима.
Ряд положений Законов XII таблиц касается прав римских граждан. В первую очередь это статья, согласно которой последнее постановление народа является обязательным законом; затем закон, запрещавший казнить римского гражданина без санкций высшей законодательной и судебной инстанции. Сюда же относится запрещение наделять какими-либо привилегиями отдельных лиц. Таким образом, утверждалось равенство граждан перед законом и исключалась столь распространенная в других ранних обществах возможность предоставлять не принадлежавшему к числу избранных магистров лицу управление какой-либо территорией, сбор налогов с населения и т.п. Контроль над всей территорией Рима и его населением принадлежал только коллективу граждан. Возможно, с этим связан и закон, каравший смертной казнью за сочинение и опубликование позорившей кого-либо песни.
По Законам XII таблиц карались смертной казнью и другие преступления: ночная кража чужого урожая, за что виновный распинался на дереве и обрекался Церере, поджог здания или сжатого и лежащего возле дома зерна, за что виновный заковывался, избивался и сжигался. Сюда же относится дозволение безнаказанно убить вора, пойманного ночью на месте преступления, а днем — вора, защищавшегося оружием. С Тарпейской скалы сбрасывали лжесвидетелей; казни предавался судья или арбитр, уличенный в подкупе, человек, поднявший против Рима врагов или предавший врагам гражданина. По свидетельству Августина, Законы XII таблиц предусматривали, кроме казни и штрафов, также оковы, порку, бесчестие, изгнание и рабство.

Особенности культуры Древнего Рима

Пока заключение брачного договора в России не получило широкого распространения. Нужно полагать, что и в будущем большинство лиц не будет заключать брачный договор, если их имущество состоит преимущественно из предметов потребительского назначения. Но введение в семейное законодательство России брачного договора не означает, что все лица при вступлении в брак или в период брака обязаны заключать такой договор. Закон лишь предоставляет право заинтересованным супругам самостоятельно определять свои имущественные взаимоотношения в браке, но не обязывает их к этому.

Семейное право в Древнем Риме